"На "нуле" много ребят с пылким взглядом": депутат Киевсовета Наконечный о службе в ВСУ и работе после 24 февраля

"На "нуле" много ребят с пылким взглядом": депутат Киевсовета Наконечный о службе в ВСУ и работе после 24 февраля
Депутат Киевсовета Михаил Наконечный рассказал о вступлении в ряды ВСУ, помощи военным и о работе столичной власти в войну

С начала полномасштабного вторжения россии в Украину Киевский городской совет четырежды собирался на сессионные заседания. Сколько местных депутатов взяли оружие в руки, готовы ли местные власти к отопительному сезону и как они занимаются проблемами переселенцев — в интервью Новини.LIVE рассказал депутат Киевсовета, лейтенант ВСУ, заместитель командира стрелковой роты Михаил Наконечный.

С 24 февраля Киевский городской совет четырежды собирался на заседание

Чего больше всего не хватает на фронте

— Когда вы решили вступить в ряды ВСУ?

— Я сам из Вышгорода, это моя маленькая Родина, моя мама и сестра проживают там. 25 февраля они оказались в оккупации. Тогда я думал только о том, как освободить свою Родину и каким образом помочь родным.

27 февраля мы вместе с друзьями пошли в военкомат. Решили создавать свою отдельную роту, которая будет заниматься охраной и обороной Киева. Нам предложили заниматься объектами критической инфраструктуры. Со временем наше подразделение становилось все больше и сейчас мы охраняем несколько десятков объектов критической инфраструктуры. Это ТЭЦ, водоканалы и прочее.

 Сколько военных в вашем подразделении?

— Наша рота небольшая — почти сотня человек, а также у нас в подчинении добровольное формирование территориального общества — это несколько сотен мужчин.

— Многие ли депутаты Киевсовета пошли в ВСУ?

— Я не отслеживал статус каждого, но это около 15 человек, некоторые в добровольческих формированиях, некоторые в рядах ВСУ. Из тех, кого встречал на фронте — Юрий Федоренко, Александр Мищенко, Александр Погребинский, Олесь Маляревич, Вадим Васильчук, а также Александр Бродский — командир нашей роты, и Виталий Павлик.

 Как часто вы бываете на фронте?

— У многих сейчас создается впечатление, что это туризм, что можно туда поехать пофотографироваться и показать друзьям. В зону боевых действий пускают только военнослужащих или, по запросу воинских частей, волонтеров, которые также приезжают туда только по просьбе армейцев.

Мы посещаем фронт, когда имеем определенную цель — это доставка гуманитарного груза, продуктов, автомобилей

Наша рота получила боевое распоряжение по городу Киеву об охране и обороне объектов критической инфраструктуры, а также на медицинскую эвакуацию из зоны боевых действий. То есть наши ребята прикомандируются в воинские части и вывозят из передовой раненых бойцов к точке стабилизации, а затем, если необходимо, в военный госпиталь.

Кожного ранку хлопці з передової присилають умовну позначку

Мы выезжали несколько раз, чтобы проверить боеспособность бойцов, чтобы провести ротацию и довести на фронт необходимые вещи.

Каждое утро ребята из передовой присылают условную отметку, что все хорошо. Военной терминологией это "4.5.0".

Самое главное, что хочется услышать с утра, это что по личному составу все хорошо

 Что украинские военные просят им привезти?

— Чаще всего просят резиновые сапоги. Обувь на фронте очень быстро портится. В дождливую погоду окопы сразу заполняются водой, ребята по колено в болоте, поэтому им нужны сапоги постоянно. Я был на харьковском и донецком направлениях — эмоции переполняют.

Самое главное, на передовой нет суеты, все по уставу. Есть определенный уровень беспорядка, ибо на "нуле" — сложная связь, там нет телефонов и интернета — только спецсвязь.

Военные спокойны и адекватны на передовой, несмотря на постоянное чувство смерти. Много уставших мужчин, кое-кто по четыре месяца без ротации. До войны эти мужчины работали программистами, бизнесменами, госслужащими, певцами, а сейчас учатся аэроразведке и воюют на фронте не для того, чтобы заработать какие-то баллы, они живут этим, они стремятся к победе.

Немного дальше от фронта жизнь продолжается — очень много мам с детьми, много работает магазинов, собирают урожай, ведутся сельскохозяйственные работы, возятся на огороде. В больших городах ситуация другая: после восьми часов жизни нет. Инфраструктура почти вся не работает. Чувствуется, что в прифронтовых городках жизнь как была, так и есть, а в больших — ситуация критическая.

Інфраструктура майже вся не працює

— В чем еще нуждаются украинские военные?

— Прежде всего, мы на фронт привозим украинское сало, хлеб, разные вкусности, иногда даже торты. Ребята часто просят сладкого. На передовой, чтобы что-нибудь приобрести, нужно ехать в ближайший магазин, часто это бывает несколько десятков километров от боевых действий.

Больше всего, чего не хватает, это автомобилей — полноприводных пикапов. Передвигаться в зоне боевых действий нужно быстро, а дорог там фактически нет. Если есть дорога, то она полностью обстреливается или если это стратегическая дорога, то по ней надо передвигаться не менее 130-150 км в час. Автомобили, которые используются дальше от "нуля", часто не бронированы, поэтому очень быстро выходят из строя из-за взрывов снарядов — электроника отказывается работать.

— Какие организации или страны помогают вам?

— Нам много помогают поляки. Нам помог Фонд Вадима Столара. Мы сейчас доставляем на передовую, в 126-й батальон, новый полноприводный автомобиль. Много средств собираем на ремонт авто, постоянно нужна новая резина.

Как работал Киевсовет после 24 февраля

— Удается эффективно совместить работу в Киевсовете и ВСУ?

— Скорее я военную службу совмещаю с Киевсоветом. Работа депутата Киевсовета — на общественных началах, и сейчас ее не так много. За это время было четыре сессии, рассматривали военные и гражданские вопросы.

За цей час було чотири сесії Київради

— Над чем сейчас работает Киевсовет?

— Сейчас она на условных каникулах. На последней сессии не хватало кворума, чтобы проголосовать. Горсовет занимается военными вопросами — это вопросы защитников и финансирования территориальной обороны.

Мы инициировали проект решения о выплате финансовой помощи людям, которые служат в добровольческих формированиях. Они уже пять месяцев безвозмездно, на волонтерских началах, выполняют почти те же функции, что и служащие ВСУ.

 Сколько денег они получат?

— Это небольшие средства, две минимальные заработные платы, если он выполняет боевые задания ежедневно, 30 дней в месяц. Этот вопрос рассмотрен 14 июля, сейчас ждем подписи мэра.

— Что еще планирует Киевсовет рассмотреть в ближайшее время?

— В основном это социальные и военные вопросы — отмена налогов для бизнеса, поддержка малообеспеченных, помощь переселенцам, выделение земельных участков для правоохранительных органов.

— Как киевские власти помогают переселенцам?

— Все возможности и социальные льготы, которые есть у киевлян, получили и переселенцы. На сегодняшний день в столице 200 тысяч человек, которые официально встали на учет как временно перемещенные лица. Из них 30 тысяч — из Мариуполя.

Глубоких, системных, наработанных программ пока нет, но я думаю, на ближайшей сессии этот вопрос будет рассмотрен. Городу не хватает средств. Столица не получает субвенций, кроме средств на реконструкцию пострадавшего от обстрелов жилья.

 Жилье столица предоставляет временно перемещенным лицам?

— На сегодняшний день формируется очередь. Застройщики будут предоставлять жилье переселенцам по государственным программам.

Забудовники будуть надавати житло переселенцям

— Относительно 640 инфраструктурных объектов, которые повреждены из-за обстрелов россии, в том числе 197 жилых домов. Как столичные власти успеют к началу отопительного сезона отремонтировать разрушенное жилье?

— Власти успеют провести реконструкцию не всех домов. В настоящее время создан полный список со сметой поврежденного жилья. Уже выделенные средства — это около 600 миллионов гривен. Их тоже недостаточно. Сейчас самое главное, как войдем в отопительный сезон. Запасов у нас не так много. Уже работают над испытанием сетей.

— Если власти не успеют отремонтировать жилье, как они будут решать этот вопрос?

— В столице есть определенные резервы жилья, которое выделяется для льготников. Жители поврежденных домов будут временно проживать там, пока не восстановят их дома.

 Как будут работать школы?

— На прошлой сессии мы приняли решение о создании простейших укрытий во всех учебных заведениях города Киева. К сожалению, до 1 сентября могут не успеть сделать эти укрытия. Есть еще одна проблема: большинство родителей не хотят отправлять детей в школу, потому что понимают, что оффлайн обучение более опасно, чем онлайн. Теперь киевские власти готовятся к оффлайн обучению, но будет ли это с 1 сентября, я не могу ответить . Все будет зависеть от ситуации на фронте и будут ли продолжаться обстрелы Киева.

— Какими должны быть укрытия в школах?

— У большинства школ нет укрытий, поэтому они будут учиться онлайн. Мы говорим о подвальных или хозяйственных помещениях, которые имеют цокольный этаж — это самые простые укрытия.

Наполнение столичного бюджета и помощь партнеров

 Какая помощь поступает от городов-побратимов?

— Со многими городами мы подписали меморандум и предоставляется помощь. Из тех, что я знаю — Краков и Барселона. Больше всего помогают поляки. В первую очередь это гуманитарная помощь — лекарства и продукты длительного хранения. Также гуманитарный штаб создает запасы продовольствия, воды, медикаментов на случай очередного наступления на столицу.

— Уже есть понимание, как наполняется столичный бюджет?

— Выводы можно сделать в четвертом квартале. В настоящее время недополучение около 40%. Те программы, которые касались капитального строительства, приобретения нового общественного транспорта, в этом году выполняться не будут. Такие расходы сокращены до минимума. Самое главное обеспечить военных, сохранить заработные платы бюджетным учреждениям — учителям, врачам и т.д.

Як наповнюється столичний бюджет

— Решение городских властей, что общественный транспорт во время воздушной тревоги не перевозит людей  это решение правильное, по вашему мнению?

— Не всегда принимаются мудрые движения. В этом случае руководствовались международным опытом, но ситуация выглядит комично. Многие перевозчики не выполняют это распоряжение. Думаю, будут другие решения, которые изменят эту позицию. Людям никто не компенсирует стоимость проезда.

— Есть программа для установки бомбоубежищ на каждой остановке, как в развитых странах, которые потерпают от войны?

— Лучшее укрытие — это метрополитен, если говорим о Киеве. На сегодняшний день возможностей и средств для таких укрытий нет, поэтому рекомендация всем киевлянам, которые слышат воздушную тревогу,  идти к подземному переходу, подвалу или метро.

Поможет ли война преодолеть коррупцию и раздор

— До войны столица была коррумпированным городом и много полезных решений, которые сделали бы жизнь комфортнее, тормозились. Война может помочь побороть коррупцию?

— Надо завершить войну. После того как орки отошли от столицы, коррупция вернулась. Это я увидел на последней сессии Киевсовета. Было вынесено более 100 коррупционных вопросов, хорошо, что на них не хватило кворума. Многие депутаты думают, что люди не следят за заседаниями, потому что они не транслируются и не выставляются протоколы.

— Есть ли политические дрязги в Киевсовете после 24 февраля?

— Еще 23 февраля в Киевсовете убрали флажки всех политических сил. Все высказались, что Крым и Донбасс — это Украина. Горсовет работает как единый механизм. К сожалению, некоторые городские депутаты отсутствуют в Украине и не появляются на сессии, потому есть проблемы с кворумом.

 Кто из депутатов за границей?

— Я бы не хотел называть эти фамилии, это 10–15 человек.

На последней сессии отсутствовали 30-40 депутатов — кто-то на фронте, а кто-то за границей

— У вас, как у человека, который служит в ВСУ, есть чувство пренебрежения тем, кто за границей?

— Есть пренебрежение к тем, кто на основании поддельных документов уезжал из страны. Это нарушение закона и нравственных норм.

Люди за границей испытывают вину перед теми, кто остался в стране. Те, кто остался, чувствуют вину перед теми, кто ушел в армию. Те, кто в армии, чувствуют вину перед теми, кто на "нуле", а те, кто на передовой, — перед теми, кто погиб. Это не совсем хорошая история, кто-то должен работать в тылу. Люди не должны чувствовать вину, потому что каждый должен приносить пользу там, где он есть. Многим не дано брать оружие в руки и идти на фронт, а есть наоборот — те, кто хотят этим заниматься.

Чи є відчуття зневаги до тих, хто за кордоном

Находясь на передовой, я видел много ребят с пылким взглядом, которые этим живут. Они понимают, если не они, то больше некому. Если бы все ощущали то, что солдат испытывает на передовой, эта война быстрее бы закончилась. Поэтому нужно каждый день помогать военным.

— Какой вы видите Украину после победы?

— Победа, единство, процветание, а главное — Украина должна вернуться к границам, которые определены по состоянию на 1991 год.

Актуальное по теме

Благодійний фонд 'Майбутнє для України'
FFU - Future For Ukraine

Благотворительный фонд, созданный украинцами для украинцев

Помочь сейчас